ikovrov: смена ролей

ikovrov: смена ролей

“У человека, который себя преодолел, не сдался, не начал жаловаться и ныть, есть реальная перспектива в жизни, он уже вряд ли окажется на обочине.”

СМЕНА РОЛЕЙ

Нам
казалось, что мы знаем о компании «Аскона» почти всене первый год сотрудничаем. Однако наши знания были голой теорией. Пришло время «погружения» и реальной практики. Два сотрудника Айковров решились на эксперимент и попробовали свои силы прямо в производственных цехах «матрасного гиганта». Наш отчет перед вами.

Милана Гульчук, главный редактор журнала Айковровоператор швейного оборудования.

Когда возникла идея организовать проект со сменой профессии, я согласилась не раздумывая. Во-первых, попробовать себя в новой роли — это вызов и интрига. Во-вторых, просто любопытно своими глазами увидеть процесс создания матраса, на котором сплю я, мой ребенок и почти все мои знакомые.


7:00 Правила игры
Первый сюрприз, который меня ждал — утренняя смена начинается в 7 утра. Несусветная рань. Но зевать времени нет. На проходных мне выписывают пропуск, и я спешим на инструктаж по технике безопасности труда. В кабинете собрались такие же новички, как мы. Нам предстоит первый рабочий день в «Асконе». Водитель погрузчика, оператор ЭВМ, швеи, подсобный рабочий... Все выглядят взволнованными. Инженер по технике безопасности выдает каждому распечатку-памятку, отдельно акцентирует внимание на пожарной безопасности. Очевидно, что воспоминания о страшном пожаре 2006 года, который уничтожил цеха «Асконы», все еще свежи (например, за курение в неположенном месте — увольнение по статье в течение двух часов).

8:00 Перевоплощение
Идем к «кастелянше», здесь выдают спецодежду и обувь. Получаю ключи от личного шкафчика, меняю пиджак на халат.
В цеху нас встречает Сергей Германович Лукьянов, мастер производственного обучения. Он подробно рассказывает, как работает система контроля и как устроен процесс производства. Ставлю подпись в журнале, прохожу к рабочему месту.


8:50 Что делать?
Время технического перерыва. В цехах становится тихо. Станки выключены, рабочие отдыхают. Пользуюсь паузой и беседую со своей наставницей Светланой Сбитневой. Светлана работает оператором швейного оборудования уже 9 лет. «Я никогда не была швеей, пришла сюда без опыта. До «Асконы» я работала в детском садике. Зарплаты, сами понимаете, там были смешные. А здесь меня все устраивает.
В зависимости от сложности и размера на один матрас уходит 3-5 минут рабочего времени. Лично я за смену делаю около 110 матрасов. Конечно, у новичков производительность меньше, но все приходит с опытом. Примерно через полгода «набиваешь» руку уже на все виды матрасов. А их на самом деле очень много», - улыбается моя наставница.

На каждом матрасештрих-код. Каждый сотрудник на своем этапе производства отрывает от него кусочек, а в конце смены сдает. В итоге по окончании смены он уже знает, сколько заработал. Все прозрачно, наглядно и очень мотивирует работать лучше и быстрее.

9:00 Мой первый матрас
Ребята-сборщики приносят готовые «бутерброды». «Вот это — пласть, вот это — бурлет. Наша задача — сделать окантовку специальной лентой. Отшить матрас надо без защипов и царапин, закончить окантовку надо шов в шов», - терпеливо объясняет Светлана. Смотрю на станок, как баран на новые ворота: самую допотопную швейную машинку я в последний раз трогала в 7 классе школы. Чувствую себя неумехой и белоручкой. Стыдно.
Итак, встаю к станку, ставлю ногу на педаль «газа». «Левая рука прощупывает ткань, правая — держит. Формируем «ручеек» и опускаем «улиточку». Поехали!», - командует мастер. Пара десятков прошитых сантиметров — и я останавливаюсь: страшно накосячить. Пару раз прошиваю пустую «пласть», приходится распарывать и шить заново. Во рту пересохло. Очень кстати приходится бутылка минералки, которую рабочим выдают бесплатно.
Самое сложное — сделать ровный уголок. Что-то внятное выходит из-под иглы только с третьего раза.
Нажимаю специальную педаль — доводчик переворачивает матрас, вручную ворочать ничего не надо. Вторую сторону матраса прошивать сложнее: теперь нужно с силой натягивать бурлет. Пальцы левой руки с непривычки немного сводит. С уважением поглядываю на других работниц, у которых из-под станка запросто выходят не матрасы, а загляденье. Минут через 25 отшиваю свой первый ученический матрас.

10:0010:30 Обед
Идем в легендарную «асконовскую» столовую. По-моему, весь город знает, что здесь можно пообедать (три блюда + напиток) рублей за 30-40. За «полтинник» ты будешь пировать, как царь. Например, порция ухи с горбушей стоит 16 руб., котлета из говядины — 15,5 руб., овощи припущенные — 13,5 руб. Все потому, что работники «Асконы» получают на обед скидку в 50%.
Но некоторые приносят обед с собой и перекусывают в производственной столовой, где есть кулеры и микроволновки.

10:3012:50 Дело пошло
После обеда возвращаемся на рабочие места. Второй матрас «идет» уже с меньшим волнением. Начинаю, как герой Янковского из фильма «Влюблен по собственному желанию», получать удовольствие от работы. Пока руки трудятся, голова отдыхает. Никаких посторонних мыслей, ну просто — медитация!

Во время технического перерыва коллеги делятся секретами мастерства и зовут устроиться на эту работу по-настоящему. Честно говорю, что «Аскона» - первое место, в которое обращусь, если вдруг решу завязать с журналистикой.
По окончании своего сокращенного рабочего дня помогаю Светлане собрать обрезки ниток и окантовки, собираю свои две заработанные наклейки со штрих-кодом и иду «отмечаться» и переодеваться.

Ефим Аксельруд, издатель журнала Айковровсборщик матрасов

«Лет до 16 родители меня часто баловали. Но когда мы с семьей переехали жить за границу, перестали баловать раз и навсегда: хочешь купить джинсы или Кока-Колу - заработай сам. Устроился посудомойщиком в кафешку на берегу моря. Такого количества грязной посуды я не видел больше никогда. Это был бесконечный поток! Работал с 5 вечера до 2-3 часов ночи, а потом к 8 утра шел в школу. Причем туда и обратно ходил пешком, чтобы экономить деньги. В свободные часы отсыпался. Именно в то время я научился ценить свободное время. Продержался месяцев пять, после чего нашел, как мне казалось, работу полегче - дворником. С 7 вечера до часа ночи подметал 4-километровую улицу, собирал мусор... Через 5 дней вернулся в кафешку — прежняя работа показалась мне веселее.
Так получилось, что мы снова переезжали, уже в другую страну, и за последние 3 недели моей работы хозяин кафе, зная, что я уезжаю, не выплатил мне честно заработанные деньги. За несколько часов до вылета я пришел к нему в последний раз. Он прямо сказал, что денег не даст. На вопрос «почему?» ответил: потому что у него есть такая возможность и он ею воспользуется, и что мир несправедлив... Это был хороший урок. С того момента я испытываю чувство отвращения, когда узнаю о подобных случаях.
Уже в ЮАР я нашел работу получше, да и вернувшись в Россию, я уже не подметал улицы, но опыт работы в самом низу «трудовой цепочки» оказался для меня наиболее ценным. Я понял, что такое тяжелая работа, а что — нет.

Признаюсь, в этот день самостоятельно на «Асконе» я не сделал ни одного матраса. Хотя работать с моим напарником, Александром Марининым — одно удовольствие. Зато я внимательно наблюдал за организацией труда на этом предприятии, и вот мое мнение.
В «Асконе» на меня произвела впечатление эффективность работников на каждом этапе сборки матрасов. Это абсолютно западный подход: если уж ты пришел работать, то будь любезен, работай на все 100%. И получишь ты столько, сколько заработал. Если бы на других предприятиях города был реализован такой же подход, они развивались бы совершенно другими темпами.
Время от времени я слышу отзывы бывших сотрудников «Асконы» о том, что работа слишком тяжелая. Да, халявщиков здесь точно не ждут. И те, кто не смог продержаться здесь неделю, должны честно себе признаться в том, что интенсивный труд им не по силам. Я считаю, что молодому человеку нужно пройти через этот «фильтр», чтобы понять, из какого теста он сделан. Если он добьется успехов на участке сборки матрасов компании «Аскона», то ему многое будет по плечу.
На участке, где я практиковался в сборке матрасов, в основном работают молодые люди до 30 лет. И откровенно говоря, обстановка вокруг показалась мне довольно аскетичной. Хотя, надо отдать должное, по сравнению с атмосферой на других предприяитях города здесь все выглядит более современно. Во время работы музыку в наушниках слушать нельзя, разговаривать по телефону — тоже: техника безопасности. Тут не поспоришь. Но почему бы не допустить некоторую модификацию рабочей одежды, чтобы ребята не были, как из инкубатора? Командному духу это никак не повредит. Думаю, можно было бы добавить ярких красок в оформление цеха. Ведь к физической нагрузке привыкнуть легче, чем к эмоциональному давлению ежедневного монотонного труда.
Я бы еще поставил в комнату отдыха универсальный тренажер, чтобы нагружать разные группы мышц и снимать напряжение со спины, настольный теннис, компьютер с интернетом и музыкой. За те 20 минут законного отдыха (кроме обеда), которые полагаются сборщикам матрасов, можно было бы успеть сменить обстановку.

Поймал себя на мысли: если ко мне придет человек, у которого в трудовой книжке будет указано, что он дольше полугода проработал на сборке матрасов в «Асконе» и был уволен не по статье, а по собственному желанию, я на такого соискателя посмотрю благосклонно. У человека, который себя преодолел, не сдался, не начал жаловаться и ныть, есть реальная перспектива в жизни, он уже вряд ли окажется на обочине.
На мой взгляд, такой подход к организации труда в «Асконе» приносит городу ощутимую пользу: инструктаж по правилам безопасности, обучение, мотивация — все это хорошая школа, причем бесплатная. Через это прошли сотни, если не тысячи ковровчан, за что руководители других предприятий должны сказать Владимиру Седову спасибо.
Именно эти ребята с участка сборки матрасов лично у меня вызывают уважение: именно они производят продукт, который двигает вперед весь холдинг».

Сергей Лукьянов, наш проводник в мире матрасов сказал: «Хороший сборщик должен получать прилично. И в «Асконе» отдельные сборщики получают больше своих руководителей.
Несколько
лет назад приходили молодые ребята, мол, что я - хуже других?! Но, поработав немного, уходили. Из десяти оставались двое. Сегодня показатель лучше: надолго остаются 6-7 человек. Да, это тяжелый ручной труд. Но новичкам я всегда говорю: ребята, здесь за 3-4 года вы можете научиться профессии, заработать на хорошую машину, выплатить кредит... Я не пытаюсь показать эту работу в розовом свете, я показываю, как есть».